Ущерб в рассрочку. Как штрафы отравляют службу в армии

Алексей Капустин 6.04.2021 9:30 | Закон 49
Армия России. Фото: Соцсети

Почему в российских войсках ужесточили систему привлечения к материальной ответственности

Более года в России действует чрезвычайно спорный обновлённый закон о материальной ответственности военнослужащих и граждан, проходящих военные сборы.

Поправки были подготовлены Минобороны РФ в 2018 году — впервые о них сообщила газета «Известия». Спустя полтора года закон был одобрен Госдумой, в конце марта 2020 года — Советом Федерации, а 1 апреля прошлого года его подписал президент Владимир Путин.

Главная особенность закона заключается в том, что он подробно регламентирует порядок выплаты компенсации за нанесённый материальный ущерб. В частности, в правовом поле армии появился инструмент рассрочки, позволяющий регулярно вычитать из зарплаты военнослужащего определённую сумму.

Договор о рассрочке (если инцидент произошёл за рамками уголовного производства) заключается с воинской частью. Ранее такие вопросы (если они доходили до формального разбирательства) решались в судебном порядке.

Как ни сложно догадаться, инстанция далеко не всегда становилась на сторону Минобороны РФ. Видимо, это и есть главная причина, по которой был изменён закон о матответственности. Заявления официальных лиц косвенно подтверждают эту версию.

«В целом принятие законопроекта обеспечит надлежащую защиту имущественных интересов государства, оптимизирует процесс возмещения стоимости утраченного и повреждённого имущества воинских частей за счёт виновных лиц при одновременном учете интересов добросовестных военнослужащих», — пояснил депутатам в октябре 2019 года замминистра обороны РФ Николай Панков.

Конечно, действующие поправки совсем не драконовские и оговаривают ситуации, когда военнослужащий освобождается от обязательств по выплате ущерба. Это испытания новой и модернизированной техники, боевые действия, выполнение приказов, создавших условия для аварии или поломки имущества.

Также военнослужащий вправе рассчитывать на сокращение суммы компенсации воинской части при наличии у него проблем со здоровьем, детей в возрасте до 18 лет или отпрысков, проходящих очное обучение в вузе. Помимо этого, предусматривается «приостановление течения срока привлечения военнослужащего к материальной ответственности на период производства предварительного расследования, судебного разбирательства».

Сторонники закона утверждают, что вынесение разбирательств по поводу материальной ответственности солдат и офицеров за рамки суда позволяет облегчить процесс урегулирования споров для всех сторон. К тому же лояльный воинской части суд может не поддержать военнослужащего, предписав ему выплатить гигантский штраф.

Так, в феврале 2018 года военный суд обязал лётчика Сергея Нефедова возместить фактически всю стоимость тяжёлого истребителя Су-27, который, как утверждается, был потерян по его вине. Правда, офицер не согласился с вердиктом, и в итоге апелляционный суд первой инстанции избавил его от компенсационных выплат.

Полная материальная ответственность, как и прежде, наступает в том случае, когда вредительские действия военнослужащего носят умышленный (целенаправленный) характер. Но подобное, как правило, происходит, когда солдат или офицер занимается хищением, что априори является предметом для уголовного расследования.

Важной особенностью обновлённого закона является дополнительная ответственность за материальный ущерб, которая накладывается на командира провинившегося военнослужащего. Защитники поправок отмечают, что данная мера благотворно сказывается на дисциплине и способствует повышению культуры обращения с вооружением.

В целом, как говорил Панков, закон помогает «исключить субъективные факторы, влияющие на решение вопроса о материальной ответственности военнослужащих, уменьшить количество обращений в судебные инстанции».

На первый взгляд разбирательство во внесудебном порядке значительно упрощает процесс урегулирования споров, определение порядка выплаты компенсаций, даёт военнослужащему возможность избежать уголовного или административного наказания, особенно, когда дело касается мелких нарушений.

Однако по факту потенциальный ответчик оказывается в заведомо проигрышной позиции — против него, как правило, настроены командир части, высшие офицеры и бухгалтеры, задача которых привести в норму финансовые показатели любым доступным способом.

С какой точки зрения ни посмотри, в суде у военнослужащего с адвокатом больше шансов отстоять собственную правоту, быть оправданным или добиться существенного снижения суммы компенсации.

В пользу военнослужащего может сыграть лишь ситуация, при которой начальство воинской части представлено исключительно адекватными людьми, стремящимися решить споры разумным путём. В противном случае потенциальный ответчик рискует стать объектом травли и жестокости новой системы привлечения в материальной ответственности.

До внесения поправок с военнослужащего за незначительные провинности взыскивали до 20% ежемесячного дохода, хотя чаще всего инциденты, связанные с порчей имущества, разрешались по понятным причинам в неформальном порядке.

Обновлённый закон пытается сломать устоявшуюся схему разбирательств в воинских частях. С точки зрения права, такой подход оправдан, но на практике он создаёт массу проблем, особенно, когда срочник, контрактник, резервист или молодой офицер осваивает новую для него технику или оборудование.

У данной категории военнослужащих ещё не сформирована культура обращения с оружием, а у призывников, которые к тому же перестали служить два года, она практически отсутствует.

Ситуация для потенциальных ответчиков усугубляется тем, что армейская техника и оборудование в принципе усложняются — это неизбежное следствие научно-технического прогресса. От оператора и командира требуется гораздо больше знаний и практических навыков, чем раньше.

Чтобы предотвратить порчу имущества, военнослужащего необходимо соответствующим образом подготавливать, постоянно совершенствовать программы обучения в вузах, «учебках» и центрах переподготовки.

Не учитывает обновлённый закон о материальной ответственности и ещё один значимый фактор: чем выше интенсивность боевой подготовки (а она, если верить Минобороны РФ, растёт с каждым годом), тем больше вероятность аварий и поломок техники.

Любые более-менее крупные учения и сборы с резервистами неизбежно влекут материальный ущерб для воинской части. Никакое повышение дисциплины и культуры обращения с вооружением данное правило не поменяет. В сухом остатке мелочные придирки по поводу материальной ответственности только отравляют желание служить и достигать результатов в боевой подготовке.

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора